menu

20:43
Ведьма

Лунный свет холодным покрывалом окутал кроны деревьев старого леса. Проникая сквозь листву столетних дубов он падал на землю, скудно освещая лабиринт кустарника, и тонул в болоте, рассыпаясь напоследок миллионами искрящихся осколков. Где-то неподалеку охал филин, лес жил ночной жизнью и дышал шумно будто старик, брошенный в одиночестве нерадивыми родственниками. Стайка светлячков взбудораженных порывом легкого ветерка взвилась в небо, и свет, источаемый ими, смешался со светом далеких холодных звезд. Филин умолк, прислушиваясь к шорохам внезапно появившимся со стороны чуть заметной в ночной полутьме тропинки. По ней, шелестя полами длинной юбки, брела домой пожилая женщина, сгорбленная под тяжестью лет. Шла она медленно, но уверенно. Казалось, ни одна травинка не склонилась под ногами старухи, она будто парила в свете луны, или плыла стараясь изо всех сил не нарушать покоя ночных жителей. Только старый филин заприметил её и замолчал, уважительно склонив голову в знак приветствия. В руке она держала посох, но не опиралась на него, а будто разгоняла им ночной туман, путавшийся под ногами и мешающий идти. Туман как старый добрый пес игриво терся о ноги хозяина, изредка отскакивая в сторону, но тут же возвращаясь обратно. Впереди уже показалась изба, старая и черная, она подпирала собой высокую сосну и казалось срослась с ней или заключила её в объятия. Женщина неслышно подошла к покосившемуся крыльцу и растворилась в темноте, буквально тут же в крошечном окошке зажегся огонек.

Мужчина задохнулся от внезапно накатившей волны боли и сжал зубы. Идти было трудно, каждое движение отзывалось в покалеченной ноге, но преодолевая стоны, он брел напролом сквозь колючий кустарник. Утренняя роса тяжелым грузом осела на одежде путника, причиняя дополнительное неудобство. Ночь медленно покидала лес, отступая в темную чащу, она как загнанный зверь искала укромный уголок, где могла бы переждать день. Солнечные лучи положили конец агонии ночи и ласково скользнули по щекам измученного человека. Через мгновение он уже стоял, озаренный светом, на небольшой полянке и с удивлением разглядывал черную избу неприветливо выглядывающую из-за ствола старого дерева. Не в силах более сдерживать стон, мужчина рухнул навзничь у крыльца и потерял сознание. Тепло медленно, но настойчиво проникало в окоченевшие от холода конечности и оживляло измученное тело. Мужчина, преодолевая дремоту, приподнялся на локтях и огляделся. Он лежал на деревянной скамье, укутанный с ног до головы в коровью шкуру, подушкой ему служил пучок сена перевязанный бечевкой. Вокруг был полумрак, помещение тонуло в ароматах сушеных трав и цветов, горела лишь одна лучина, но света от нее хватало для того чтобы увидеть необыкновенное убранство избы. Мебели почти не было, в центре единственной комнаты стоял круглый стол с резными ножками и стул. Две скамьи у двух стен, русская печь и комод. Комод, пожалуй, был тем единственным предметом притягивающим взор как магнит. Он был высокий, с почерневшими от времени створками. Поблескивая отполированными боками он, казалось, прибыл сюда из другой эпохи. Внутри виднелись разномастные баночки, бутылочки, коробочки.. Можно было лишь догадываться о содержимом этой загадочной, покрытой пылью и паутиной коллекции. Гирлянды высушенных растений опутывали словно паутина все пространство под потолком. От неверного движения боль в ноге вновь напомнила о себе, и мужчина сдернул с себя шкуру служившую ему покрывалом. От лодыжки до колена нога была перемотана тонкой марлевой тканью и источала не совсем приятный запах. Следы от лекарства зеленоватым пятном расползлись по материи, крови не было. Капкан, в который случайно угодил несчастный, оставил на ноге рваную рану, которая хоть и болела, но уже не так настойчиво как несколько часов назад. Внезапно мужчина почувствовал сильную жажду, желание напиться накрыла его с головой, и он жадно огляделся в поисках кувшина или крынки с водой. В избе попрежнему никого не было и хозяин, оказавший неоценимую услугу раненому человеку, не спешил показываться, быть может его и вовсе не было дома. Не в силах больше ждать мужчина предпринял попытку подняться.

Осторожно, дабы не упасть, человек встал с лавки и едва наступая на раненую ногу побрел к двери. Скрепя зубами от боли он вышел на крыльцо и огляделся. Вокруг покуда хватало глаз простирался густой дремучий лес. Вокруг избы трава в человеческий рост. Ни огорода, ни посадки, чем живет хозяин избушки? Спустившись с крыльца мужчина хромая пошел вокруг. С левой стороны, прямо за высоченной сосной, мужчина внезапно что-то увидел и, не сдержавшись, вскрикнул. Ужас накатил на него огромным удушливым комом. Задыхаясь от нечеловеческого страха, человек попятился назад и уже у самого крыльца развернулся и побежал. Он несся не замечая боли сквозь колючие кусты и даже у топкого болота не замедлил шага. Хрипя и корчась от боли мужчина бежал и бежал. Потеряв счет времени он уже затемно выскочил из леса и увидел впереди огоньки. То была небольшая деревенька, десять домов, старая мельница и полуразрушенная церковь, стены которой почернели от времени и дождей. Не чуя под собой ног, человек доковылял до ближайшего дома и забарабанил в окно.

В избе было светло и чисто, седой старик сидел на печи и починял лапти, старуха плела косу маленькой девчушке, чьи родители с нескрываемым интересом разглядывали незваного гостя. Женщина поднесла ему кружку воды, и он жадно осушил её не поднимая глаз. Молодой мужчина внимательно осматривал путника.
- Что с вами произошло? За вами будто сам Черт гнался!
- Может и гнался.. - отдышавшись промолвил человек. - Да только Черт тот в женском обличье был! Старая ведьма!!
Дед, сидевший до селе на печи, вдруг отложил работу и слез.
- Выйдем из избы. Нечего детей пугать. - Старческим, но твердым голосом промолвил он. На крыльце старик закурил и, глядя в сторону леса, заговорил:- Ведьма значит?
- Она самая! Страшная баба!
- А чего ж в ней страшного? Хвост? Рога? Может копыта лошадиные?
- Нет.
- Может одета в лохмотья грязные? Или вовсе голышом?
- Нет.
- На помеле скакала? Или может превратилась в кого на твоих глазах?
- Да, нет же!
- Так с чего ты старуху ведьмой окрестил!? Бежал от нее как от огня! - хмыкнул дед.
- А вот чего: баба эта, за избой своей, детишек малолетних губит!! Сам видел! Подошел я к сосне, а за ней ведьма. На коленях стоит, а на руках у нее дитё. Уж и не дышит! А вокруг холмики, холмики.. И кресты воткнуты! И много их! И все маленькие, будто детские! Сколько ж она погубила, сколько извела ребятни!! - всхлипнул человек и взявшись за сердце умолк. Дед аккуратно потушил папироску и погрустнев молвил:
- Кресты значит.. Интересно.. Ты вот мне скажи: где ж это видано, чтоб сила бесовская человеков хоронила, да еще и кресты им на могилы ставила? И с каких таких пор она путникам раны залечивает?
Мужчина покосился на свою перебинтованную ногу и пожал плечами.
- А знаешь ли ты, кто там в лесу живет? Не знаешь? А я тебе расскажу..Жила в нашей деревне баба. Пол века назад. Прасковьей звали. Обычная, ничем не примечательная. Муж у нее на войне погиб, а детей Бог не дал. Травами увлекалась, собирала в лесу полезные корешки, да цветы целебные. Помогала соседям, денег не брала, и никому не отказывала. И так у нее врачевание это получалось, что вся округа к ней ходить стала. А однажды приехала женщина из города. В ноги к травнице рухнула и молит её от бремени избавить. Понесла она, да не от мужа! Боялась, что узнает супруг и выгонит её и дитя ею нагулянное из дому. Деньги предлагала большие, обещала к себе забрать в город, жизнь устроить. Да только отказала ей Прасковья, - "Нечего, - говорит, - грех на душу брать! Такой крест потом нести!" И выгнала женщину. Прошло время, уже и забылась история эта, да однажды вышла травница на порог, а у нее на крылечке младенец лежит. Завернутый в попонку - плачет-заливается. Подбросили! И записка при нем: "Вот тебе твой крест!"Долго Прасковья малыша выхаживала, да все одно - погиб. Не перенес дороги дальней. Взяла она тогда младенца и с ним в лес ушла. Больше никто её в деревне не видел. За то в лесу, в самой чаще, изба появилась, кто мимо проходил, те знают, Прасковья там живет. Повадились было к ней ходить, да не принимала она боле. Отказывалась. Тогда озлобились деревенские, кто что говорить стал. А потом и вовсе слух пустили, что детей она ворует да губит. А на самом деле бабы ей сами ребят и носят! Кто живых, кто больных, а кто и мертвых.. Кому не нужно дитя, они его в лес, а та выхаживает. Кто выжил, она в деревню возвращает, а кто не справился с болезнью - того у себя в лесу и хоронит. Много она ребятишек подняла, их семьи теперь и тут есть и по всей округе. Я один из них. Мать моя - грешница, родила меня, да в лес отнесла! Куда ей седьмой рот. Я в лесу и остался бы, но нашла меня Параскева-травница, подлечила, на ноги поставила, а как два года мне стукнуло - в деревню вернула. Мамка моя тогда все оплакивала меня, корила себя за душегубство, а тут я! Живой, здоровый! Так то! Бывало, что и мертвых в лес принесут. Удушит какая змея новорожденного и в лес несет, в болото топить! А травница найдет и похоронит по людски, и крест на могилку! Вот тебе и ведьма!

Поделиться:

Категория: Страшные истории | Просмотров: 7170 | Добавил: Тефи | Рейтинг: 4.5/50


Всего комментариев: 6
GoodDay 10.02.2015 в 00:44 / МатериалСпам
Шикарно*-*
0
kusi 17.02.2015 в 16:52 / МатериалСпам
Моя хорошая , твои истории , как всегда на высоте.
0
Cometony_ 22.02.2015 в 14:23 / МатериалСпам
Отличная история!
0
Печально...
0
Отличная история. Пока хоть одна такая Параскева-травница среди нас есть - мы будем жить
0
замечательная история!!!
0
avatar